Корзина
5 отзывов
Штюки, аваты, бибаны и розовые пеликаны
Контакты
Снасти и страсти
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
+38050382-16-71
УкраинаКиев

Штюки, аваты, бибаны и розовые пеликаны

Штюки, аваты, бибаны и розовые пеликаны

Поехать на рыбалку в дельту Дуная мы планировали давно, да все что-то мешало: то текущие дела, то катастрофическое половодье. Наконец все «срослось», но ехать мы решили не в родную, украинскую, часть дельты, а в румынскую, и причины тому были веские.

Штюки, аваты, бибаны и розовые пеликаны

C.Иванов

Поехать на рыбалку в дельту Дуная мы планировали давно, да все что-то мешало: то текущие дела, то катастрофическое половодье. Наконец все «срослось», но ехать мы решили не в родную, украинскую, часть дельты, а в румынскую, и причины тому были веские. Во-первых, это практически одинаковые расстояния от Киева, но с разным качеством дорог. «Магистраль» А290, Одесса – Рени, и до наводнения сложно было назвать дорогой, а уж после, думаю, и подавно, да и пересечение украинско-молдавской границы (с которым мы не понаслышке столкнулись в прошлом году, следуя из Сарулешты) – настоящий триллер с элементами вымогательства и угроз… Ну и, наконец, поехать на одну из рыболовных баз украинской части дельты Дуная нам не позволяли их заоблачные цены на сервис и услуги.

Выбор пал на базу «Матица», расположенную в самом центре дельты и принадлежащую другу нашего журнала Роберту Радуте. Поскольку его имя само по себе уже давно является TM, то и никаких сомнений относительно качества услуг у нас не возникало. Едем!

До конечной точки нашего сухопутного путешествия – румынского города Тульча – около 1100 км с учетом короткой паромной переправы в Браиле, а дальше около 65 км скоростным катером до базы «Матица», находящейся на одном из островков дельты. Но мы решаем не форсировать события, понимая, что ночью нас на базу никто не повезет, и останавливаемся на ночлег в городе Галац. 

Гостиница «Дунай» 1962 года постройки, рассчитанная на 155 номеров и расположенная на центральной улице города, встречает нас сверкающими огнями ресторана и паба, расположенных на цокольном этаже, и темными окнами самого, собственно, отеля. На вопрос, где же остальные гости, чернявая администраторша, улыбаясь и поблескивая белыми зубками, уклончиво отвечает, что они, дескать, ушли прогуляться по городу, но к полуночи обязательно вернутся… Учитывая репутацию самого известного румына Влада Цепеша, и вспоминая действие известного фильма «Ван Хельсинк» и творчество Стивена Кинга, от этой улыбочки становится немного не по себе… Заперевшись в номере на ключ и, несмотря на жару, лишь немного приоткрыв фрамугу, мы заснули тревожным, чутким сном. Судя по гробовой тишине, гости ночью так и не вернулись из города…

Утром, когда встало солнце, улыбка администраторши, приготовившей нам с собой «сухой паек» на дорогу, уже не выглядела пугающе…
Судоходная жизнь на Дунае, в отличие от Днепра, кипит и бурлит. Паромное сообщение из Браилы в Смардан, через один из дунайских рукавов, осуществляют с десяток небольших паромов, вмещающих от 10 до 15 легковых автомобилей, и несколько побольше – для грузовиков. Отправляются паромы каждые полчаса, а ночью – каждые два.  Переправа обошлась нам в 19,5 леи (около 50 гривен) и длилась, с учетом «взлета-посадки», около 15 минут, а затем нас ждали  100 километров  живописного горного серпантина, с открывающимся с высоты видом на дельту Дуная.

 Город Тульча производит самое благоприятное впечатление чистотой улиц и скверов и красотой своей набережной, которая, кстати сказать, используется строго по назначению – на воде у стенки пришвартованы причалы с множеством прогулочных катеров (плавучих ресторанов и заведений с сомнительной репутацией, как на набережной Днепра, вы тут не увидите), а по самой набережной прогуливается народ и экскурсионные зазывалы.

Правда, в эту жару, кроме нас троих, больше зевак не наблюдалось, народ предпочитал потягивать холодные напитки на затененных террасах небольших ресторанчиков, расположенных повыше.

 Разного рода палаток, «наливаек» и «генделыков» тут не встретишь – то ли запрещены, то ли возведение подобного рода малых архитектурных форм не в традициях румын. Пиво на улицах тут тоже не хлещут – запрещено. Наш короткий опыт попытки употребления в тени парка чуть не закончился плачевно: к нам подвалил непонятно откуда взявшийся полицейский и строго предупредил. Правда, позже, выяснив, что мы из Украины, расслабился, перешел на смесь румынского с украинским и поведал, что сам по матери украинец, а посему разрешил нам пить пиво в общественном месте, но так, чтобы никто не видел. На том и расстались.

К часу дня наконец появился наш старый знакомый Пако (менеджер Радуты Адриан Падурару), и мы отправились к месту парковки и погрузки на катер. 65 километров до «Матицы» мы промчали чуть больше чем за час…

Движение по дунайскому рукаву Селина напоминает оживленную городскую улицу (с некоторыми оговорками). Вверх и вниз, расходясь левыми бортами, передвигаются десятки катеров, каких-то безносых лаптей-трамвайчиков, буксиров и огромных сухогрузов «река-море», а плавучие заправки встречаются чаще, чем на наших второстепенных автодорогах.

По берегам, в местах ответвления более мелких каналов установлены знаки «уступи дорогу» и «прилегание второстепенной дороги». Берега Сулины закованы в бетон и укреплены гранитными глыбами, а о минувшем паводке напоминают лишь вереницы белых мешков с песком, выложенных вдоль заборов. Кстати, напротив каждого двора на специальных «козлах» закреплена лодка. В большинстве своем это традиционные дунайские баркасы, но каждый из них укомплектован минимум 40-сильным двигателем, что косвенно указывает на достаток его хозяина. С реки, однако, живет человек!

Наконец мы сворачиваем с основного русла и углубляемся в недра дельты. Наш капитан – асс. Мы с Сашей хоть и лодочники со стажем, но отдаем Адриану должное. Практически не сбрасывая газ двухсотсильного мотора, он «вписывает» катер в 90-градусные повороты, придавая ему почти такой же крен и выдавливая из узкого пролива на берег сотни литров воды. Захватывающе! Наконец справа по борту «Матица». Адриан причаливает, а на берегу нас встречает администрация базы и местная официантка Иляна с подносом сливовицы.

Это традиция. Короче, только цыган с медведем не хватает, но, по словам Пако, «этот антисоциальный элемент» был выдавлен за границы Румынии. Сознательные же ромалэ осели в селах. Приняв угощение и закусив оливками, мы вручили хозяевам свои, привезенные из дома, сувениры, которые всем пришлись по душе и, надеюсь, по вкусу.

«Матица» такая же ухоженная и комфортная, как выглядит на рекламном буклете. Комнаты в гостинице просторные и прохладные, несмотря на жару. Фьюзи, менеджер базы, расселил нас по отдельным номерам, позаботившись, чтобы мы не мешали друг другу своим храпом, и пригласил обедать. И тут, чтобы закончить с бытовыми подробностями и забегая вперед, отмечу, что кормили нас отлично, но рыбу мы ели четыре раза в день – два рыбных блюда на обед и два на ужин.

И она, как бы это помягче выразиться, слегка поднадоела, несмотря на разнообразие видов – сом, сазан, судак, дунайская сельдь… Так что если придется вам побывать в этом месте, сразу оговаривайте меню.

Арджентын!

После обеда мы поехали ловить рыбу. Вернее, нас повезли. Сашу Гаврильченко и швейцарца Эмиля (еще одного гостя «Матицы») сопровождал Пако, а нам с Сашей Беляевым в качестве гида достался человек по имени Десебэл, что на румынском, как выяснилось, означало не единицу интенсивности шума, а «сильный, как десятеро».

Если попытаться объяснить примитивно, то дельта Дуная состоит из множества в основном проточных озер, соединенных между собой различными каналами и канальчиками. Благодаря проточности вода в них, несмотря на 35-градусную жару, не цвела и имела достаточно пристойный запах. По берегам некоторых каналов виднелись рыбацкие хижины, выполненные, если так можно выразиться, в стиле «абсолютное эко» - глиняные стены, соломенные крыши, деревянные конструкции, кое-где затянутые виноградом.

Рядом с домиками росли яблони, груши и алыча, а между ними были растянуты ятери – основное орудие добычи рыбы в этих краях. Хозяев видно не было, очевидно, они появлялись тут ближе к вечеру.

Наконец Десебэл вывел лодку на просторы одного из озер, где нам сегодня предстояло рыбачить. Подбирая нужную приманку, мы то и дело обращались к нашему авторитетному гиду за помощью и консультацией. «Аста? (эта?)» - спрашивал я, протягивая ему воблер. - «Ну!» - сурово отрезал носитель эпического имени. «Аста?» (поппер). - «Ну!». - «Аста?» (вертушка). - «Ну!». - «А кы?! (А что?)» - у меня закончились терпение и словарный запас. «Арджентын! - сурово произнес гид и брезгливо ткнул пальцем в мою 6,5-сантиметровую куусамоскую Taimen Super. - Дар, мульт!» И, выставив вперед ладонь, продемонстрировал, насколько больше должна была быть колебалка. Арджентын, очевидно, означало «серебристая». Подобных «ложек» в нашем арсенале не было, поэтому мы довольствовались тем, что имелось. Саша пристегнул Acme, а я упомянутую выше «куусамо».

Десебэл тут же начал откровенно зевать и демонстративно посматривать на часы. Первый же заброс принес Саше килограммовую щучку. «Штюка!» - констатировал Десебэл. «Без тебя знаю!» – вежливо улыбнулся Саша, отпуская ее восвояси.

 Затем настала моя очередь удивлять нашего гида. На мой Taimen покусился неплохой окунь. «Бибан!» - изрек Десебэл. Наш запас румынских слов пополнялся с каждым забросом. Щука и окунь клевали вперемешку, и практически каждый заброс приносил поклевку, сход или трофей. Я решил поэкспериментировать и пристегнул поппер. Не успел он «хлюпнуть» и три раза, как был атакован окунем.  Следующей жертвой пала небольшая щучка, вылетевшая из воды, как торпеда, с поппером в зубах. Посрамленный проводник совсем замолчал…

Саша сменил Acme на Mepps Cyclops и с тем же результатом продолжил ловлю. В соседней лодке у нашего Александра, Эмиля и Пако дела тоже шли отлично. Саша с Эмилем то и дело фотографировали друг друга с трофеями в руках, а веселый Пако бурно приветствовал каждый наш успех запасом всех известных ему русских слов: «Браво, профессор! Очен карашо, таварыш!». В общем, мы расслаблялись и отлично проводили время.

Глубина в озере колебалась от полутора до двух с половиной метров. В некоторых местах водоросли поднимались довольно высоко, порой оставляя для ловли не более 50 см чистой воды. В таких местах Саня пристегивал Salmo Slider 7, который азартно и очень зрелищно атаковали и щуки, и окуни. В общем, рыба, несмотря на жару, клевала активно и повсеместно. Мне удалось выловить двух отличных красноперок, похожих на золотые слитки.

Теория Десебэла об эксклюзивности «арджентына» рассыпалась в пух и прах. Солнце садилось, принеся некоторую прохладу, и мы заспешили на базу, чтобы не быть сожранными местными комарами, которые выходили на охоту ровно в 21.30.

«Периправа»

Программа следующего дня состояла из двух пунктов: наблюдение за самой большой в Европе колонией розовых пеликанов и посещение базы «Периправа» - еще одного объекта, входящего в холдинг Радуты и расположенного прямо напротив нашего Вилково.

В 6.00 мы покинули «Матицу» и отправились на одно из озер, где в это время обычно кормились пеликаны. Едва выехав из пролива, мы сразу увидели на воде большое скопление этих интересных птиц, которые вперемешку с чайками, нырками и бакланами деловито сновали по воде, то и дело опуская в нее свои громадные клювы-кошельки.

Пако сказал нам, что пеликан может подпустить лодку на 15-20 метров, и этого будет достаточно, чтобы его запечатлеть, однако заполошные бакланы внесли коррективы в этот процесс. Едва завидев наши лодки, они начали тревожно крутить своими змееподобными головами, а когда мы подошли метров на пятьдесят, суетливо захлопали крыльями и с криками поднялись в воздух. Естественно, возникла цепная реакция, и за ними двинулся весь базар. Пеликаны, чуть опустив головы, грузно побежали по воде, медленно взмахивая своими розоватыми крыльями с черной окантовкой, и нам, дабы не упустить момент, пришлось врубить полный газ, что, несомненно, добавило птицам адреналина (или что там у них вместо него), зато позволило сделать удачные кадры.

Покончив со съемкой, мы отправились на «Периправу». Идти туда под нашими «пятнашками» было более часа, однако красота канала, по которому мы двигались, остановила время. Растущие по берегам вербы образовали своеобразный туннель, а местами, когда канал сужался до 5-6 метров, и вовсе заплетали над ним свои ветви.

 Вода в нем была проточная, чуть с желтизной и очень прозрачная. То и дело с верхушек деревьев срывались какие-то странные птицы (которых мы с Саней не смогли идентифицировать) и летели перед нашей лодкой, словно уводя подальше от своей территории…

Канал Килия открылся перед нами неожиданно. Выскочив из-за очередного поворота, мы очутились в его мутных водах. Прозрачная вода протоки клином уходила вдоль правого берега канала и метрах в ста полностью растворялась в его водах. И именно на этом отрезке поверхность буквально кипела от всплесков. «Ават!» - изрек Пако. И без перевода было ясно, что это разбойничает жерех!

Не став экспериментировать с приманками, мы пристегнули проверенные кастмастеры весом 10 и 14 граммов соответственно и приступили. Специфика ловли была простая: заходим до места выхода протоки метрах в пятнадцати от берега и дрейфуем вдоль него, чуть под углом к противоположному, пока жирующий жерех находится в пределах заброса. Затем повторяем все с начала. На третьем или четвертом проходе вырисовалась закономерность – поклевки происходили только при забросе вверх по течению, под углом около 75°. Если жерех не атаковал блесну на первых 5-7 метрах проводки, можно было смело выматывать и повторять заброс. Клев «авата» был активный, он почти не мазал, брал уверенно, без сходов. Правда размерчик у него был «тренировочный», до 800 граммов,  но и такая рыба, выросшая и «накачавшая» мышцы в условиях бурного дунайского течения, приносила нам увлекательную борьбу, особенно в моменты хватки. Поймав за полтора часа 16 рыб, мы сбили оскомину и получили отличную сатисфакцию от настоящей спортивной ловли «в заброс». На соседней лодке дела обстояли не так блестяще. Продолжая ловить на пресловутый «арджентын», коллегам, за исключением Александра, в арсенале которого был небольшой «каст», принесший ему трех небольших жерешков, не удалось поймать ни одного трофея.

Покончив с жерехом, мы отправились на базу «Периправа», которая находилась в полукилометре ниже, для ее осмотра и, так сказать, приема пищи. Лично мне она понравилась не меньше, чем «Матица». По уровню комфорта обе гостиницы равны, но специфика рыбной ловли на них разная. Если на озерной «Матице» это щука, окунь, сазан и карась, то «Периправа» с быстрой дунайской водой и глубинами – это судак, жерех и сом. Поэтому каждый исходя из своих предпочтений может выбирать место базирования самостоятельно, хотя расстояния между озерной и речной рыбалкой совершенно не критичные, в пределах 45-60 минут хода под 15-сильным двигателем. При желании, вам доставят обед прямо на воду, дабы вы не прерывали увлекательный процесс рыбалки. И еще один, немаловажный и глубоко положительный аспект проживания в «Периправе» – устойчивая мобильная связь украинских операторов. Никакого грабительского роуминга, разговариваете согласно своим тарифам. На «Матице» этот бонус также присутствует, но нужно находить точку, где связь более-менее устойчивая.

Вечером за ужином Пако торжественно, с налетом некоторой таинственности в голосе объявил, что завтра нас с Сашей отвезут в секретное место, о котором никто не знает и где живут щуки по 8-9 килограммов живого веса, и выдадут специальную обувь, поскольку до него на лодке не добраться, поэтому придется 200-300 метров пройтись по берегу. Вот так сюрприз!

Секретэ лоц

Утром, чуть рассвело, за нами приехал проводник. Звали его Флорик, по-русски он говорил вполне сносно и имел глубокие украинские корни, как и большинство жителей придунайских румынских сел. Захватив «пантофь де специале», которая представляла собой забрызганные известкой резиновые сапоги, а также спиннинги и коробку с приманками, мы прыгнули в небольшую, длиной 4,5 метра, лодку Флорика с сотой ямаховской «головой» (большие моторы тут в чести!) и буквально полетели по зеркальной глади озера, навстречу таинственному секретному месту. Если бы мы только знали, что нас ждет впереди…

Из озера мы выскочили в широкую (25-30 м) протоку, на берегах которой были оборудованы специальные помосты (5х6 метров) для ловли сазана.

Собственно, берегов как таковых не было - сплошная стена камыша, но во время строительства этих «вымосток» за ними были насыпаны островки гравия, на которых в последующие годы выросли развесистые вербы, дающие тень и иллюзию берега. Всего в протоке находится 21 помост (румыны называют их понтонами), и пользуются они среди любителей ловли сазана просто бешеной популярностью. По словам Фьюзи (администратора базы и профессионального карпятника), в прошлом году одному из гостей «Матицы» удалось выловить на бойли рекордного сазана весом 26 кг, а экземпляры на 10-16 кг тут и вовсе не редкость. Кроме того, повсеместно ловится карась весом до трех килограммов. Ловля с помостов начинается с 15 августа и длится до ноября.

Проскочив помосты, мы свернули в узкую, чуть заметную с воды протоку шириной не более двух с половиной метров, и понеслись по ней. Флорик, видимо, знал, что делает, поскольку летели мы со скоростью 48-50 км/час (по GPS), уклоняясь от свисающих к воде вербовых веток. Наконец протока сузилась и капитан сбросил газ. Впереди замаячила стена сплошного камыша. «Приехали!» - сообщил Флорик радостную весть, надел ОЗК румынского военного образца и спрыгнул с лодки. Смрадная, болотная жижа смачно чавкнула под весом его тела, приняв Фрориана до колен. Наши «пантофи спецьяле» были гораздо мельче, поэтому микс из перегнивших корней камыша, кабаньих экскрементов и воды тут же, по схождении на «берег», заполнил их по самый «венчик».

«Суша», о которой говорил нам Пако, представляла собой чуть заметную кабанью тропу, заросшую камышом высотой в два человеческих роста. Как Флорик отыскивал ее под ногами и вообще ориентировался в этом абсолютно нетронутом камышовом лесу, для нас так и осталось загадкой. Тем не менее, ломая камыш и приминая голыми ляжками ядреную крапиву, мы продвигались к цели, до которой, судя по времени, проведенному в пути, было точно более трехсот метров.

Наконец идущий впереди Флорик издал победный крик, означавший, что мы достигли промежуточного финиша. Опытный следопыт вывел нас прямо к большой пластиковой лодке, лежавшей в камышах на условном берегу некоего водного пространства. Лодка не была перевернута и поэтому наполнилась дождевой (талой, забортной?) водой. Поднатужившись, мы поставили ее «на попа» и избавились от балласта. Пока мы вычерпывали обрезанной пластиковой бутылкой остатки воды и грязи, Флорик искал в камышах весла. Наконец он вышел из дебрей с куском гнилой доски в руках и виновато произнес: «Нема бабаек!». Унесло ли их половодьем или он просто забыл их дома, уже не имело никакого значения, однако обломок гнилой доски и по-реперски лихо сдвинутая на бок кепка, тем не менее, пробудили в нас остатки оптимизма – все-таки девятикилограммовые щуки!

Секретное озеро имело довольно зловещий вид. Небо над ним было затянуто густой пеленой тумана, несмотря на то, что утро было солнечным и безоблачным.

Поверхность воды, густо поросшая водной растительностью, была зеркально ровной, и как мы ни всматривались, обнаружить присутствие рыбы в озере нам не удалось. Нарушали этот скорбный покой только жабы, водившиеся здесь в несметном количестве. Полоскание блесен ни к чему не приводило,  но Флорик, в отличие от нас, не терял присутствия духа. «Поедем на тот край, там точно будет!» - заклинал он, самозабвенно загребая обломком доски. Но ни «там», ни там, куда мы погребли позже, присутствия рыбы заметно не было. Объехав озеро по кругу, мы оказались в исходной точке…

Назад мы ломились сквозь камыш уже безостановочно, и обратный путь показался намного короче. В лодке мы пришли в себя и подвели итоги: секретное место своих секретов не раскрыло. Таким грязным и измученным я не был со времен службы в армии. Руки и ноги были изжалены крапивой и ужасно зудели. Кроме того, Саня, набравший полные сапоги жижи, моментально подхватил крапивницу, его лодыжки покраснели, опухли и тоже чесались.  Моя сумка намокла от росы, а вместе с ней намок и мой паспорт, лежащий во внутреннем кармане. И это была самая плохая новость…

На базе, развесив сушиться свое барахло,  мы начали готовиться к отъезду и подводить предварительные итоги. Несмотря на весьма своеобразный заключительный аккорд, поездка вызвала только положительные эмоции: прием, рыбалка, красота дельты Дуная произвели на нас впечатление. Плюс местный колорит и, конечно же, кухня. Персонал обеих гостиниц очень вежливый и предупредительный, постоянно демонстрирующий, что именно вы для них – самый желанный и важный гость. И это очень приятно. С рыбалкой здесь, как на «Матице», так и на «Периправе», все в порядке, на любой вкус. В общем, куда ни глянь – сплошной позитив!

После обеда Адриан отвез нас в Тульчу. На берегу нас, а вернее своего загулявшего менаджера Пако, дожидался Роберт Радута. Пако чувствуя вину перед боссом, который строго на строго запрещал ему бухать, демонстрировал просто чудеса обезьяньей ловкости при выгрузке вещей и погрузке их в автомобиль Роберта. Мы, дабы не мешать процессу, сидели на берегу, дожидаясь, когда друзья закончат разгрузочно-погрузочные работы. Наконец мы попрощались и взялись за выгрузку своих вещей. Когда все было загружено, появился озабоченный Сеня. В общем то это было его нормальным состоянием, но в этот раз его физиономия выражала еще и тревогу. Заикаясь и краснея, он сообщил, что «вероятно забыл барсетку с паспортом и деньгами на базе…». Мы впали в ступор… До базы 60 км по воде, а лодка ушла. Осталось позвонить на Матицу Фуззи и попросить его хотя бы снять сомнения. Но Фуззи сумку не нашел и это навело нас на мысль, что выпивший Пако или швейцарец Эмиль могли по ошибке погрузить ее в машину Роберта… Когда Сеня дозвонился до него, то машина находилась в 100 км от Тульчи. После непродолжительных поисков барсетка нашлась и теперь Роберт решал, где ее оставить. Инструкции последовали через 15 минут и повергли нас в состояние легкого шока: двигаться в направлении Бухареста. Проехав деревеньку Х (не помню уже названия), въехать на горную дорогу в лесу. Справа будет находиться гостиница Фрумос, которую нужно проехать. Через пару километров, по левой обочине, стоят торговцы медом. Их тоже нужно проехать. Когда лес на вершине холма закончится – остановиться и найти на опушке натянутую между деревьями проволоку(!), на которой закреплен целлофановый кулек(!!). В 5-10 метрах от него найти куст, под которым лежит Сенина барсетка (!!!)…
Ну не пи….ц?!
Тут явно просматривалась работа, затуманенного винными парами, мозга Адриана Падурару.

Проехам почти 150 километров, мы нашли барсетку в указанном месте. На радостях, мы чуть было не уехали в черноморскую Констанцу, успокоить нервы и покупаться в море, тем более, что счастливый Сеня был готов спонсировать поездку.
Такое вот приключение в финале!

 

 

vkontakte facebook twitter

https://www.facebook.com/groups/656534011135351/permalink/820312328090851/

Предыдущие статьи
  • За "горбатыми"? В Швецию!
    За "горбатыми"? В Швецию!
    Как набить оскомину к зимней рыбалке, получив в то же время от нее необыкновенное удовольствие? Вам кажется, что это несовместимые понятия? Как бы парадоксально не звучало подобное утверждение, но это все же не так.
    Полная версия статьи
  • Неделя на Зеленом Острове
    Неделя на Зеленом Острове
    Каждая страна мира ассоциируется у нас с определенными символами-стереотипами. Ими зачастую выступают блюда местной кухни, гораздо чаще напитки, культовые сооружения, памятники архитектуры, кровожадные диктаторы, знаменитые боксеры и футболисты,...
    Полная версия статьи
  • Team Salmo – Angler Ukraine – победители ЕРС-2010!
    Team Salmo – Angler Ukraine – победители ЕРС-2010!
    О том, что у нашей команды Salmo – Angler Ukraine есть неплохие шансы победить в престижном европейском турнире European Pike Compitision (ЕРС), традиционно проходящем в шведском Вастервике, мы поняли еще в прошлом году, когда заняли на ЕРС-2009...
    Полная версия статьи